Благословите, батюшка, ибо я сутенер....

Благословите, батюшка, ибо я сутенер….

Белорусские правоохранительные органы утверждают, что в минувшие выходные поймали священника-сутенера, якобы намеревавшегося транспортировать из Витебска в Петербург проституток и организовать там их работу.

Его духовник и знакомые не верят, что отец Николай мог вести двойную жизнь. В РПЦ батюшку временно отлучили от служения и ходатайствуют о том, чтобы в том случае, если его виновность действительно будет установлена, его дело рассматривалось на территории России.

«Очень тихий, исполнительный»

5 августа была опубликована заметка, в которой сообщалось, что в белорусском Витебске в притоне с проститутками был задержан служитель храма Петра и Павла Выборгской епархии РПЦ отец Николай (Киреев).

Источники издания в областном следственном управлении утверждают, что батюшка не просто наведывался к проституткам, но и пытался организовать их транспортировку в Санкт-Петербург, таким образом фактически намереваясь выступить в роли сутенера. Священник в Витебске бывал неоднократно, навещая родственников.

Спустя сутки представитель областного управления Следственного комитета Белоруссии Светлана Сахарова сообщила, что задержан мужчина, в отношении которого возбуждено дело по статье об организации занятия проституцией, сопряженной с вывозом предполагаемых проституток за границу. «Основанием послужили материалы, поступившие от сотрудников по противодействию незаконному обороту наркотиков и торговле людьми органов внутренних дел Витебска», — написала представитель белорусского СК.

При этом конкретного имени в заявлении представителя СК не звучало. Сахарова уточнила лишь возраст мужчины — 39 лет. Эти данные совпадают с распространенными ранее в СМИ сведениями о задержанном в Витебске батюшке из Ленинградской области, а также с датой рождения, указанной на его странице во «ВКонтакте».

Жена священника рассказала , что 2 августа отец Николай отправился в паломничество по монастырям Московской области. 3 августа примерно в полдень он позвонил матушке и рассказал, что собирается в подмосковную Истру, в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь.

Отец Сергий, настоятель храма, в котором служил отец Николай, заявил 47 news, что священник ушел в отпуск.  «Ну что я могу сказать?  Человек он очень тихий, исполнительный. То, что вы говорите, в голове не укладывается, я даже предположить такого не могу… Возможно, это подстава», — предположил настоятель, комментируя случившееся.

Опрошенные  одноклассники отца Николая по Всеволожской средней школе №2 были откровенно шокированы новостями. Многие вспоминали его упорное стремление попасть в церковь. Никто не верит, что в этом человеке могли бы ужиться столь противоположенные сущности — пастыря и сутенера.

«Если опросить сто человек, знавших его на разных этапах жизни, не найдется ни одного человека, кто скажет что-то плохое о нем. При любом отношении этих людей к самой церкви», — рассказал один из одноклассников. Он предположил, что мог иметь место «передел интересов» в самой церкви либо банальная ошибка следователей.

Реакция церкви

Вахтанг Кипшидзе, руководитель информационно-аналитического управления Синодального информационного отдела РПЦ, в беседе  отметил, что внутри церкви отца Николая характеризуют только положительно, тем не менее, вне зависимости от вменяемых ему деяний, по церковным канонам ему временно, до завершения следствия и вынесения судебного приговора, запрещается священнослужение.

Уже после оглашения приговора церковь вынесет решение о «каноническом реагировании». По словам Кипшидзе, у церкви нет оснований сомневаться, что задержан в витебском притоне был именно отец Николай, так как представители РПЦ уже находятся в непосредственном контакте со всеми заинтересованными сторонами, прежде всего с белорусскими правоохранителями.

«В случае, если предъявляемые обвинения, несмотря на их совершенно беспрецедентный характер, подтвердятся, мы бы исходили из того, что наиболее предпочтительным для нас [церкви] была бы выдача данного священнослужителя в Россию в соответствии с Минской конвенцией о правовой помощи между Россией и Республикой Беларусь для его уголовного преследования», — отметил представитель РПЦ.

Другой представитель РПЦ, протодиакон Андрей Кураев, не верит в правдоподобность обвинений отца Николая: «Если бы сказали, что он пользовался их услугами, это могло бы быть похоже на правду. Но сутенерство, тем более трансграничное — вообще ерунда». По его словам, вовлеченность батюшек в криминальный бизнес — явление крайне редкое и уж точно не регулярное.

Апостаты

Однако клирики РПЦ попадают в криминальные хроники не только как участники ДТП. В Нижегородской области в начале нулевых молодой священник Николай Пчелин вынес из церкви Рождества Пресвятой Богородицы, где служил, 48 икон XVII-XVIII веков и обрамленное шестью килограммами серебра Евангелие. Украденные иконы он подменял репродукциями, но обман был вскоре раскрыт, и в 2004 году Пчелин отправился в колонию на 2,5 года.

 

Попадаются батюшки и на коррупции: Сергей Дмитришин, настоятель храма Пророка Илии в селе Уват Тюменской области, совмещавший службу с работой сельского депутата, попросил у архиепископа Тобольско-Тюменского Димитрия 500 тысяч рублей на приобретение служебного жилья, при том что у него уже было два дома. Деньги священник присвоил, за что был в 2010 году осужден на четыре года условно.

В 2011 году священник Александр Щинов из Кировской области присвоил деньги Вятской епархии — 500 тысяч рублей, полученные от продажи построек при Свято-Серафимовском соборе.

Некоторые священники торгуют опиумом для народа в прямом и в переносном смысле. За продажу этого вещества (ацетилированного опия) в Калужской области в 2008 году осудили священника Андрюшина. Наркотическое вещество батюшка производил между службами кустарным методом и продавал через своего подельника (обоих поймали в ходе контрольной закупки).

Куда шире наркобизнес развернул нижегородский священник отец Серафим. Наркоторговлю он увязывал с целительством и чудотворчеством, снимая душевную боль страждущих героином. Однако это целительство и чудотворство плохо увязалось с уголовным кодексом, поэтому в 2010 году его отправили на шесть лет в колонию строгого режима. Судебные процессы проходили в присутствии большой группы поддержки отца Серафима: его прихожанки верили в его невиновность больше, чем показаниям участников преступной сети распространителей и полицейским, предъявившим в суде найденный у батюшки пакет героина. Бывший отец Серафим вышел на свободу уже через два года — по состоянию здоровья, но через год снова попался: в его автомобиле обнаружили 3 грамма наркотического вещества и пассажиров в состоянии наркотического опьянения.

И все же священник, организующий поставку сексуальных рабынь из другого государства, — история беспрецедентная. Насколько она достоверна? В ближайшие дни это станет очевидно.